Мы победители Международного конкурса клинических случаев патологии глаз

Группа врачей нашей клиники во главе с Щадных Мариной Александровной стали национальными победителями Международного конкурса клинических случаев патологии глаз от Laboratoires Thea (TROPHY).

Хирургия малых разрезов – эффективно, безопасно, современно

Хирургическое лечение в офтальмологии называется изящно – микрохирургия. Подразумевается, что врач использует микроскоп для осуществления лечебных манипуляций в области глаза.  Увеличение микроскопа позволяет очень точно и аккуратно  удалять катаракту, имплантировать искусственный хрусталик, расправлять отслоенную сетчатку, изменять баланс глазодвигательных мышц. Однако современная медицина неуклонно продолжает развиваться. Сегодня установлена новая высокая планка для офтальмохирурга – это проведение лечения с минимальным воздействием на ткани глаза.

Минимально инвазивная хирургия, или хирургия малых разрезов – это направление, которое  успешно освоено врачами Британского офтальмологического центра.

Мы проводим удаление катаракты и имплантируем ИОЛ через разрез 1.8 и 2.0 мм. Это позволяет избежать наложения швов на роговицу и восстанавливать комфорт пациента  в ранние сроки после операции. 

Мы осуществляем хирургическое лечение отслойки сетчатки, проводя инструменты через крошечные, диаметром в 0.5 мм, безопасные проколы в склере.  Высокий уровень профессионализма наших витреальных хирургов позволяет получать прилегание сетчатки и восстановление зрительных функций без травматичных воздействий на пораженный глаз.

Мы внедрили малые разрезы конъюнктивы при хирургической коррекции косоглазия. Деликатные манипуляции с нежными поверхностными тканями глаза и использование «потайных, скрытых» разрезов конъюнктивы – это секрет быстрого заживления тканей и успешного косметического результата при лечении косоглазия в Британском Офтальмологическогм центре.

Мы находимся в авангарде современной офтальмологии. Высокий уровень профессиональной подготовки сочетается с европейской вежливостью и воспитанностью наших сотрудников на всех этапах работы Британского Офтальмологического Центра. Мы всегда рады Вам!

Английский управляющий для украинской офтальмологии

Олег Ковригин: «Мы не просто способствуем внедрению европейских стандартов офтальмологии в Украине – а формируем эти стандарты»

17 февраля свои двери открывает глазная клиника «Британский офтальмологический центр», расположенная в самом сердце Киева, всего лишь в ста метрах от Бессарабского рынка, на улице Крутой спуск, 3а.
В офтальмологическом центре работают только высококвалифицированные врачи и медсестры, большинство из которых прошло обучение за рубежом и имеет беспрецедентный для Украины опыт. Благодаря этому специалисты клиники способны проводить лечение пациентов гарантируя высокое качество и стабильность результата в соответствии с самыми строгими стандартами ЕС.

На вопросы редакции ЛІГА.net ответил учредитель «Британского офтальмологического центра» Олег Ковригин. В свое время он стал основателем первой частной клиники микрохирургии глаза в Республике Беларусь и впоследствии развил сеть клиник микрохирургии глаза, эффективно работающих в Англии, Норвегии, странах Балтии и Восточной Европы, в которых получили квалифицированную помощь уже более 400 000 пациентов в течение периода их работы с 1999 года.

Oleg Ivanovich Kovrigin


Почему Ваша киевская клиника получила название «Британский офтальмологический центр»? Связано ли это с международным брендом сети клиник, или с её индивидуальной спецификой?

Моя профессия – строить различные клиники. Открытие офтальмологического центра в Киеве – далеко не первый мой опыт в этой сфере. Я управляю 15-ю клиниками, в том числе – в Великобритании, в Норвегии, странах Балтии, Белоруссии. Киевская клиника станет первой, открытой нами в Украине.

Поскольку к работе в киевской клинике привлечено немало английских специалистов, к тому же, мы эксклюзивно представляем в Украине английскую компанию RAYNER, которая, к слову, создала первый в мире искусственный хрусталик, поэтому и клиника позиционируется под брендом «Британского офтальмологического центра».

По поводу RAYNER – стоит рассказать примечательную историю. В годы Второй мировой войны британским специалистом-офтальмологом было замечено, что материал полиметилметакрилат, попадая в виде осколков в глаза летчиков, не отторгается организмом. Именно из этого наблюдения возникла идея о том, чтобы лечить катаракту при помощи искусственных хрусталиков, которую успешно реализовали в RAYNER. Мы очень гордимся многолетним сотрудничеством с этой компанией, и рады тому, что в Украине их расходные материалы станут доступны благодаря нашей клинике. К слову, именно RAYNER более 60-ти лет является единственным производителем искусственных хрусталиков в Великобритании.

Сколько времени занял подготовительный этап перед открытием «Британского офтальмологического центра» в Киеве? Какие для этого потребовались инвестиции?

Решение об открытии киевской клиники было принято около 2-х лет назад. Такие проекты реализуются длительное время, ведь они предусматривают и инженерные работы, и работы по подготовке персонала, и по закупкам оборудования. В результате – сейчас мы имеем современную крупнейшую офтальмологическую клинику не только в Киеве, но и в Украине.
Мы инвестировали большие средства в этот проект и планируем инвестировать пять раз больше на протяжении ближайших 5 лет в его развитие. В частности, мы планируем строительство новых сооружений, закупку нового оборудования. В результате, мы намереваемся занять до 5% рынка офтальмологии всей Украины.
Хочу акцентировать на том, что здание, в котором расположен Центр, реконструировано специально для нас. 2 года назад я спроектировал его специально для формата офтальмологического центра, я знаю здесь каждую розетку, каждый выключатель, не говоря уже о специальном оборудовании. Поэтому могу с уверенностью утверждать – киевская клиника является жемчужиной среди всего, что мы построили.

Здание клиники достаточно органично вписывается в ансамбль окрестностей Бессарабской площади – вы намеренно учли это при проектировании?

Дело в том, что на месте клиники было достаточно интересное по архитектурному стилю сооружение, и при проектировании этот стиль был полностью сохранен. Этот дом – 1902 года, мы сохранили его внешний облик таким, как задумывал его архитектор. Считаю, что нам это удалось. И теперь строительство полностью завершено, и мы открываемся 17 февраля.

В вашей клинике работают преимущественно иностранные специалисты, или же вы привлекаете также украинских врачей?

Всего в «Британском офтальмологическом центре» работает более 120 иностранных и украинских специалистов. Все операции в Центре будут проводить только иностранные профессионалы, все до одного. Специалисты, которые у нас работают, заключили длительные контракты с клиникой, и поэтому не должны приезжать на 1-2 дня, чтобы сделать операцию и уехать. Они связаны контрактом с клиникой на 2-3 года и работают у нас на постоянной основе. Потом возможна ротация, замена – уже местным персоналом. Поэтому можно утверждать, что мы не просто способствуем внедрению европейских стандартов офтальмологии в Украине – а формируем эти стандарты. Многие наши специалисты знают 5-6 языков, лично я владею 8-ю языками, немецкий – вообще мой родной язык. Я не утверждаю, что наши коллеги в Украине работают по каким-то иным, устаревшим стандартам, но наша клиника призвана поднять планку стандартов еще выше.

Частная, коммерческая клиника, по моему убеждению, должна демонстрировать очень высокий уровень медицинского обслуживания, намного выше, чем в муниципальной клинике. Как я уже говорил, у нас оперируют только иностранные специалисты, мы привлекли профессионалов из Великобритании, Германии, Белоруссии и стран Балтии. Я лично контролирую профессиональный уровень каждого специалиста и принимаю решение о его допуске к оперированию исходя из очень строгих критериев. Мы – не экспериментальный учебный центр для людей, повышающих свою квалификацию, а клиника с командой настоящих, зрелых профессионалов. Все специалисты у нас имеют опыт работы в операционных от 20 лет, и не менее чем 25-30000 проведенных операций с хорошим результатом. Всех хирургов я лично знаю, я видел их результаты работы, и я в них уверен.
Что касается диагностической линии – тут мы привлекаем перспективных украинских специалистов. Но полностью перейти на работу украинского персонала мы сможем только тогда, когда я буду уверен, что их уровень диагностирования, профессиональные навыки полностью соответствуют нашим высоким стандартам.

Какова специфика офтальмологической клиники в сравнении с другими медицинскими учреждениями? Накладывает ли эта специфика отпечаток на ваши стандарты работы?

Есть понятия медицинской помощи и медицинской услуги. Медицинская помощь получается экстренно: заболело сердце, сломалась нога и так далее. Медицинская услуга планируется заранее, то есть в нашем случае мы говорим о плановой хирургии. Клиники плановой медицины должны обладать самым высоким уровнем предоставления услуг: человек, принявший решение доверить свое здоровье клинике – ни в коем случае не должен быть обманут. Более того – мы стремимся к тому, чтобы он получил результат, превышающий его ожидания. Поэтому у нас иностранные специалисты взяли операционную в свои руки.

Я прекрасно помню случай, когда в одну из наших клиник обратилась пациентка из Израиля, которая пришла с перечнем из 678 вопросов, и пока она не получила на них ответы – она в течении 6 часов разговаривала с доктором. У нас нет какого-то шаблонного похода к пациентам, ведь кому-то достаточно 15 минут, чтобы принять решение по поводу лечения, а кому-то не хватает для этого и 6 часов. Я считаю, что к каждому пациенту должен быть индивидуальный подход – он должен быть полностью информирован обо всех последствиях лечения, а доктор должен нести полную ответственность за свои действия.

С другой стороны – современная хирургия, и прежде всего в офтальмологии – это хирургия одного дня. Человек приходит на прием, доктор выполняет самую сложную операцию, вплоть до лечения огнестрельного повреждения глаза, и после этого пациент не остается в клинике, а уходит домой и там продолжает лечение, которое необходимо. После несложных операций человек сразу же уходит, после сложных – может провести в клинике еще около часа. У нас есть хороший дневной стационар – что позволяет нам детально диагностировать пациента, ведь человека нельзя рассматривать отдельно от его глазного заболевания – у него могут быть сопутствующие патологии кардиологического плана или общего характера. Лишь на таких основаниях мы можем принять решение и оставить человека на некоторое время в стационаре, но еще раз повторюсь – стандартно современная хирургия – это хирургия одного дня: пришел, получил великолепный результат и ушел.

С какими глазными проблемами чаще всего обращаются в ваши клиники? В чем состоит ваша специализация?

В нашем Центре проводится высокоточная компьютеризированная комплексная диагностика зрения, мы применяем различные методики лазерной коррекция зрения (РЭИК, ЛАСИК и ЛАСЭК iQ-LASIK — эксклюзивно только у нас), полностью исправляющие близорукость, дальнозоркость и астигматизм. Но кроме того мы лечим и очень серьезные глазные заболевания, такие как катаракта, глаукома, отслойка сетчатки.

К нам обращаются пациенты от одного дня – то есть мы работаем даже с младенцами, а самому старому нашему пациенту было 113 лет. В любом возрасте могут быть какие-либо заболевания, с глазами может быть связано около 800 различных болезней, и наши специалисты подобраны таким образом, что в Центре мы готовы оказать помощь абсолютно при любых патологиях. Даже банальную лазерную коррекцию мы делаем с применением новейших технологий, позволяющих достигать остроты зрения выше 100% – то есть люди, прошедшие процесс коррекции, видят не только 10 строчек офтальмологической таблицы, но даже больше. 120%, 150% остроты зрения после операции – это норма для нашей клиники. Но мы занимаемся даже самыми сложными случаями – последствиями взрывов, ударов и другими травмами глаз.

Происходили ли в Вашей практике какие-либо экстраординарные случаи?

За время деятельности наших клиник произошла масса необычных случаев. К примеру – у нас была пациентка, которая уже обращалась и в европейские, и в российские клиники с жалобой на периодическую острую боль в глазу, также болела голова. Причину этой боли никак не могли определить. В процессе обследования пациентки удалось установить, что у нее есть небольшое новообразование с задней стороны глаза. Мы сделали снимки, МРТ и решились на операцию – было подозрение на опухоль. В процессе операции установили, что это новообразование – капсульный мешок, и после его вскрытия выяснилось, что в капсуле оказалось два червя – 14 и 6 сантиментов в длину. Оказалось, в конце концов, что пациентка проколола ногу, и в ее организм попал паразит, который поднялся по кровотоку и скапсулировался на глазу. А головные боли были из-за токсикации продуктами жизнедеятельности этих паразитов. Такие случаи – большая редкость, но даже с ними мы эффективно работаем.

Другой случай произошел в Белоруссии. Во время крупного музыкального фестиваля была потребность в дополнительном освещении сцены для хорошей телевизионной картинки – и ввиду срочности решения проблемы организаторы взяли прожектора из близлежащей зенитной части. Картинка получилась чудесной, однако прожектора были с кварцевым стеклом, но находится возле них опасно – все равно, что быть в солярии без очков. Поэтому многие артисты получили ожоги роговицы глаз, и утром наших докторов вызвали на место для устранения этих проблем. Таким образом, удалось предотвратить проблемы со зрением у многих известных исполнителей.

К слову, среди наших пациентов уже есть очень многие знаменитости из Украины – артисты, дипломаты, политики. В большинстве случаев они проходили лечение в наших белорусских и прибалтийских клиниках, но отныне мы готовы их принимать в нашем киевском Центре.

Насколько сложный процесс – управление офтальмологической клиникой?

Это очень ответственно, в руках зрение и здоровье людей. Уже на начальном этапе звонка в регистратуру важно правильно понять пациента, ведь звонят люди разных национальностей, разного возраста и социального статуса – и к каждому нужно найти правильный подход. Второй этап – уже в клинике пациент должен получить безупречный сервис со стороны персонала. Третий этап – сама диагностика. Я столкнулся с тем, что в Украине нет даже такой специальности как медсестра-оптометрист, и мы впервые через нашу клинику вводим такую специальность.
В Украине часто деятельность доктора сведена до уровня управления 1-2 приборами, но это могу делать даже я сам, моя 8-летняя дочь или мой водитель могут снять показания с этих приборов. Но на самом деле, получив показания приборов, медсестра должна их проанализировать и прийти уже с практически готовым диагнозом к доктору. В свою очередь, доктор должен поставить безупречно точный диагноз, и для этого у нас существует практика коллективной постановки диагноза – если есть сомнения, то всегда можно обратиться к нашим иностранным специалистам. В экстраординарных случаях возможна даже онлайн-консультация с сотрудниками наших клиник в Великобритании или странах Балтии. Пациент, в конце концов, всегда получает безошибочный диагноз, который может предусматривать несколько путей к достижению цели – и остается только вместе с пациентом определить наиболее приемлемый для него путь лечения.
Сейчас самое большое мое желание – я хочу, чтобы Британский офтальмологический центр заработал именно так, как я это вижу. У нас очень большая команда людей, очень трудно подобрать специалистов, которые сразу бы вошли в команду, чтобы эта мозаика сложилась. Я сейчас нацелен на то, чтобы эта клиника эффективно заработала. Все остальное – дело среднесрочной и долгосрочной перспективы.
Звоните в центр информации и регистрации Британского офтальмологического центра по телефонам +380442307070 или +380442307060
Наш сайт https://eyes.ua